Первый в Петербурге: как выглядит воссозданный храм Рождества Христова на Песках


В конце июля в православной и архитектурной жизни Петербурга произошло знаковое событие: служба Госстройнадзора приняла в эксплуатацию храм Рождества Христова на 6-й Советской улице. Точь-в-точь такой, какой, в ходе «пятилетки безверия», в начале 1930-х годов взорвали большевики. 

Само строительство заняло чуть больше двух лет: 17 февраля 2018 года чин освящения закладного камня храма возглавил владыка Назарий, а путь к его воссозданию — восемь десятилетий. 

С кем боролись? 

Чтобы пройти этот путь вместе со строителями, вернемся на несколько веков назад и заглянем в Пески середины XVIII века. Здесь живут ремесленники: плотники, столяры, которых выписали в город для строительства Александро-Невского монастыря. Со временем тут образуются ремесленные слободы и одновременно с этим в 1752 году строится деревянная приходская церковь с двумя престолами — главным, во имя Рождества Христова и престолом во имя Всех Святых. С этого момента район, прилегающий к храму, называется Рождественской частью. 

Левый придел посвящен Собору всех святых. Фото предоставлено фондом «Созидающий мир».

Покровительницей Песков стала икона Рождества Пресвятой Богородицы, к которой со всей России приезжали помолиться о детках и легких родах.Прошло несколько десятилетий и церковь уже не могла вмещать в себя всех прихожан. Пора было строить новый храм. И уже не деревянный, а каменный. Его заложили в 1781 году и за шесть лет возвели здание, ставшееградостроительной доминантой и духовным центром Рождественской части Санкт-Петербурга.

Такой церковь и оставалась на протяжении почти полутора веков. Но в 1934-м ее постигла участь многих российских (тогда уже советских) церквей — последнего настоятеля расстреляли, храм снесли,а на его месте появился сквер. Самый обычный, напоминающий о своей «религиозной» биографии, пожалуй, только названием. Улицы переименовали в Советские, а зеленую зону оставили Рождественской. 

Еще несколько месяцев назад здесь кипела работа. А сегодня уже проводят богослужения и венчания. Фото предоставлено фондом «Созидающий мир». 

О возрождении храма впервые заговорили в начале нового тысячелетия. Провели археологические раскопки, нашли сохранившийся фундамент, фрагменты церковной утвари. В 2013-м место, где стояла церковь включили в реестр объектов культурного наследия. Генеральным ктитором храма стал заслуженный строитель России, президент фонда «Созидающий мир» Вячеслав Заренков, а автором проекта воссоздания церкви, который одобрил сам митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий, – архитектор Рафаэль Даянов.

— Для Петербурга – это первый восстановленный храм в центре города, – рассказывает Даянов. – На моей памяти тоже есть храмы, которые были разрушены. Это и храм на набережной реки Фонтанки, на месте «Лениздата», и Спас на Сенной. Разрушенных храмов очень много. По глупости, по дурости… Я даже не знаю, по каким соображениям. С чем боролись? Сами с собой? Время собирать камни. Наверное, так. 

В точности до кирпичика 

Почему восстановление храма важно для православного Петербурга понятно. А что с архитектурной составляющей? Напомним еще раз: храм Рождества Христова на Песках — памятник церковной архитектуры XVIII века. Его воссоздание – это возможность вернуть центру города утраченный исторический облик. Вот почему современные архитекторы и строители взяли на себя одно очень важное обязательство: восстановить храм в точности таким, каким его создали более двух веков назад. Тогда он возводился в стиле «зрелого» строгого классицизма. Над его обликом работал Петр Егоров, автор визитной карточки Санкт-Петербурга – невской ограды Летнего сада.

В архивах сохранились старые планы, снимки и описания того, как выглядела церковь.Считается, что архитектор вдохновлялся Троицким собором Александро-Невской лавры, поэтому своими внешними очертаниями храм напоминал именно его. Увенчана церковь была большим куполом. На западном фасаде – две симметричные башни со шпилями, на которых установлены золотые кресты. В одной из башен – звонница. На плане храм имел форму креста. Портал храма – архитектурно оформленный вход в здание – представлял собой массивный ионический портик с фронтоном, у которого сначала были колонны, а потом их заменили на пилястры. И, хотя в XIXвеке церковь неоднократно перестраивали и расширяли, современные архитекторы решили придерживаться оригинального проекта и в точности соблюли исторические габариты храма. 

Архитектор Петр Егоров вдохновлялся Троицким собором. Его современные последователи не стали отступать от идей классицизма. Фото предоставлено фондом «Созидающий мир».

— Что касается параметров, фасадов, получилось исключительное воссоздание, точная копия — говорит настоятель храма Рождества на Песках, протоиерей Андрей Щербан. – Можно сказать, что работы на сегодняшний день на 99 процентов завершены. Конечно, всегда есть что-то, что хочется доделать, улучшить, но к освящению храм полностью готов.

К проценту, который осталось доделать, относится роспись храма. Известно, что изначально церковь Рождества Христова была украшена иконами, над которыми работали известные иконописцы Иван Бельский, Алексей Антропов. Но как это выглядело на самом деле, увы, неизвестно.

— Сохранился только один снимок, и тот нам помочь не может, — говорит отец Андрей. – К тому моменту храм уже был полностью реконструирован: что-то пришло в упадок из-за ветхости, что-то повредил пожар, поэтому на фотографии убранство более позднее, — конец XIXвека.

Воссоздавать решили по описаниям и, исходя из стиля строгого классицизма.

— Мы знаем, что храм практически не был расписан, — рассказывает настоятель. – Только кое-где небольшой орнамент и евангелисты под куполом, в парусах. У нас есть проект, но он пока не утвержден. Рассчитываем, что где-то через два года удастся это доделать.

Убранство церкви строгое, лаконичное – в стиле «зрелого» классицизма. Фото предоставлено фондом «Созидающий мир».

А вот с иконостасом повезло больше – в Музее истории Петербурга сохранился эскиз 1787 года, который также выполнил Петр Егоров. Его удалось воссоздать в точности.

— Единственная разница: он в одной плоскости, — говорит Андрей Щербан. – Но так задумывал архитектор, и так и должно быть. Дело в том, что при жизни Егорова, — а он не дожил до великого освящения десять лет, — главный придел находился там, где и сейчас, а левый и правый были ближе – их построили раньше центрального,поэтому одной линии не получалось. Сейчас мы сделали, правильно.

Более того, строить тоже решили по старинным технологиям, — с использованием максимально аутентичных материалов. Так у храма появились стены,- толщиной почти полтора метра, выложенные из кирпича на известковом растворе и помогающие создать идеальную акустику. Это вам не 40 сантиметров современных норм. Храм получился практически рукотворный.

— Кирпич, конечно, не тот, который был 250 лет назад, — улыбается отец Андрей. — Но это полнотелый красный кирпич: своды, перекрытия, купол – здесь нет ни одной железобетонной конструкции, вся кладка из кирпича. 1 287 000 кирпичиков на это ушло. И все декоративные элементы, карнизы, отливались сразу наверху. Счастье, что есть еще умельцы, которые могут сделать такое.

Иконы только в киотах и иконостасе. Строгость, непривычная для современных храмов. Фото предоставлено фондом «Созидающий мир».

Не все давалось просто, пару раз приходилось полностью перекладывать своды, но однако в итоге все получилось. А еще положили медную крышу, покрыли золотом кресты. И колокола заказали не абы, где, а на колокольном заводе под Ярославлем – там сумели воссоздать единственное в России производство по дореволюционным технологиям «литья в землю». А еще на колоколах есть дань памяти архитектору Петру Егорову – орнамент-вариация на тему решетки Летнего сада.

— Воссоздание храма — это торжество исторической справедливости, — говорит Вячеслав Заренков. — Спустя восемьдесят с лишним лет он практически за два года воссоздан по сохранившимся эскизам и фотографиям. 

В храме все готово к его освящению. Фото предоставлено фондом «Созидающий мир».

Кстати  

Дата освящения церкви пока не определена. В храме говорят: к этому событию надо подготовиться. И надеются, что событие произойдет в ближайшее время.

— Это нестандартная процедура, необычное богослужение, — объясняет отец Андрей. – Это архиерейская служба, она отличается от священнической. И как только нам объявят дату, мы начнем готовиться, потому что есть определенные моменты, и все должно, как тесто «приспеть» к важной дате.

Источник