Противопоставить созидание разрушению

Ежегодно в Петербурге строится несколько храмов. Силами неравнодушных людей они восстанавливаются, поднимаются из разрухи. Но поможет ли возрождение намоленных мест объединению народа, единству нации?

Вот что думает по этому поводу Вячеслав Заренков — заслуженный строитель России, меценат, президент фонда «Созидающий мир».  

Еженедельник «Аргументы и Факты» № 44. Аргументы и факты — Петербург 30/10/2019

Возродить русский дух 

— Вячеслав Адамович, вы занимаетесь, в том числе, строительством и возрождением храмов. Почему считаете эту работу для себя важной? 

— За последнее столетие, начиная с 1917 года, в России было разорено много культовых сооружений. Больше всего досталось храмам и монастырям. Они разрушались бесцеремонно, варварски: их взрывали, сносили бульдозерами. Места, где они стояли, зачищали и асфальтировали. Сотни священников были изгнаны, сосланы, нередко звучали и расстрельные приговоры. Оставшиеся храмы, монастыри без батюшек и прихожан осиротели, разрушались от времени сами по себе. Их необходимо было спасать и восстанавливать. Возрождать историческую справедливость, русский дух, уклад, среду обитания… В этом и состоит философия проекта «Созидающий мир». Противопоставить созидание — разрушению. Только так можно достичь духовного и культурного развития страны, ее прогресса и процветания. И достойной жизни всех живущих в России.

— Несколько лет назад началось возрождение храма Рождества Христова на Песках. Какими аргументами вы руководствовались, когда принимали решение о начале столь сложного дела?

— Восстанавливать храм Рождества Христова стали еще задолго до моего согласия принять в этом участие. Предпринимались попытки начать работы, был выкопан котлован. Но из-за трудностей в финансировании все остановилось, котлован, залитый водой, простоял так около пяти лет.

При принятии решения о строительстве чего-либо, я, в первую очередь, оцениваю: хватит ли сил, чтобы завершить начатое дело. Тогда, в первый момент, я сомневался, потому что уже строил два храма — Спас на Каменке и храм святой блаженной Ксении Петербургской на Петроградской стороне. Об этом я честно сказал настоятелю отцу Андрею. 

Но мысль восстановить Христорождественскую церковь не покидала. Почти на протяжении года я часто ездил на место строительства, с горечью смотрел на заброшенный участок. И летом 2017 года, еще раз проанализировав свои возможности (а к этому времени строительство храма Крестовоздвиженья на Каменке было завершено) принял решение приступить к активному воссозданию храма. 

Вернуть улицам исконное название

— Сегодня восстановление храма Рождества Христова на Песках называют актом исторической справедливости. В чем важность возрождения этого культового объекта?

— Храм был построен в 1781-1787 гг. и в течение XVIII-XX веков являлся градостроительной доминантой и духовным центром центральной части Санкт-Петербурга. В 1934-м его варварски взорвали. Сегодня он признан объектом культурного наследия — памятником истории народов Российской Федерации, взят под охрану государства. Достопримечательное место Церковь Рождества Христова на Песках долгое время было центром исторического поселения (слободы) строителей Санкт-Петербурга. Логично, что и площадь получила свое название от расположенного на ней храма и называется Рождественской. Также и улицы, исходящие от нее, как лучи солнца, назывались Рождественскими. После разрушения храма их цинично переименовали в Советские.

Все это само собой взывает к возвращению исторической справедливости.

Восстановленный, вернее, вновь построенный, храм вернет этому району города утраченный облик, станет духовно-просветительским центром. Немаловажно и то, что истинно верующие люди снова смогут посещать веками намоленное место. И, конечно же, надо вернуть улицам их начальные названия — Рождественские.  

Установка креста на храме. Фото: Архив / Светлана Холявчук

— Можно ли считать, что восстановленный храм Рождества Христова на Песках станет памятником всем разрушенным храмам Петербурга?

— Скорее символом восстановления разрушенных храмов. Призывом к созиданию, недопущению подобных разрушений. Он словно взывает к людям: «Что же вы натворили в последнее столетие, как могли допустить такое. Оглянитесь назад, извлеките уроки из этой трагедии и восстановите историческую справедливость везде, где она была нарушена».

Этот заново возведенный храм Рождества Христова подтверждает: мы — здравомыслящие люди. Мы способны и можем исправить ситуацию, восстановить бездумно разрушенное и передать его потомкам.

— Как полагаете, станет ли храм вновь архитектурной и духовной доминантой этой части Петербурга?

— Обязательно станет, да он уже является украшением всего района. Посмотрите на площадь с любой стороны — храм делает ее не только красивой, но и величественной, а всю композицию законченной.

— Сегодня люди во многом разобщены, часто остаются равнодушными друг к другу. Помогут ли храмы объединению народа, единству нации?

— Безусловно, помогут. Если есть храм, сразу же меняется атмосфера вокруг, лучше становятся отношения между людьми. Храм объединяет, дает понимание, что все мы от Бога, что должны следовать Божиим заповедям, а они одинаковы для всех.  

Добро вернется сторицей   

— В наши дни ситуация такова, что порой против строительства церквей протестуют и жители. Пример — конфликт при возведении храма в парке Малиновка в Петербурге, противостояние между защитниками сквера и сторонниками строительства церкви в Екатеринбурге. Как не допустить столь острые противоречия?

— Окончательно избежать таких ситуаций вряд ли удастся. Есть отдельные личности, которые формируют группы и зарабатывают на протестах не только политические дивиденды, но и реальные деньги. Им безразлично, против какого строительства протестовать — жилых домов, завода, фабрики или храма. У них свои интересы, или они выполняют указание заказчика. Это с одной стороны. С другой — инициаторам надо более тщательно выбирать места застройки. Объяснять населению положительные моменты от появления конкретного здания. Разрабатывать проекты планировки таким образом, чтобы большинство горожан видели благо в создании подобных объектов.  

— Как же настроить людей на то, чтобы они не были безучастными? Чтобы понимали: все, что они сделают доброго, им вернется сторицей. Отчего так трудно стало делать добро?

— Думаю, надо не указывать людям, что они должны делать, а своим личным примером настраивать на добрые дела: помогать тем, кому трудно, строить и восстанавливать храмы, школы, объекты культуры, проводить социально значимые мероприятия и т. д. Не ждать, что тебя кто-то призовет, наставит на деяние. Самому быть активнее, не скупиться, не жадничать, а творить и созидать. Только так можно «зарядить» людей позитивной энергией и желанием творить добро.

— Проект «АиФ» называется «Указующие путь». А в вашей жизни были люди, которые «указывали путь»? И как человеку выбрать свою жизненную дорогу и достойно по ней пройти?

— Указующими путь для меня всегда были и есть мои родители. Они показывали своим примером, что надо делать, а уже дальше сам человек решает, какую дорогу ему избрать. Упасть на дно и прозябать или, засучив рукава, добиваться большего. В семнадцать лет я сказал себе: «В своей жизни я хочу многого добиться, чтобы с высоты делать как можно больше добрых дел для окружающих». И всегда следовал этому принципу. Слава Богу, сейчас имею возможность помогать людям, строить храмы, школы и детские дома. Воспринимаю это как одну из самых больших наград в жизни. 

Епископ Кронштадтский Назарий освящает кресты для храма. © / Светлана Холявчук / Архив

Источник