Как Вячеслав Заренков стал храмостроителем?

Вячеслав Заренков – человек, соединяющий в себе множество талантов. Он – доктор экономических наук, профессор, предприниматель, Заслуженный строитель России, меценат. Основатель группы компаний «Эталон». Живописец, член Союза художников Санкт-Петербурга, писатель, член Союза писателей Санкт-Петербурга.

Вячеслав Заренков является автором международного социально-культурного проекта «Созидающий мир». Он также – член Союза художников России, участник художественных выставок, Лауреат общественной премии «Небесная линия», Царскосельской художественной премии. Награждён несколькими орденами Русской Православной Церкви. Ведёт обширную благотворительную деятельность, включающую опеку над детскими учреждениями и восстановление храмов. 

Читателям газеты «Вечный Зов» Вячеслав Адамович знаком по интервью, которое он дал нашей газете в одном из номеров (№№ 227-229, 2017 г.). Редакция продолжает знакомить читателя с этим удивительным человеком, публикуя один из рассказов его книги «Данность жизни», выпущенной не так давно. 

Без Веры в сердце ты становишься жесток,
Творя безумные дела и разоряя храмы.
Но помни, зло – плохой урок,
Ведь в душах сыновей ты оставляешь шрамы.
И кара неминуемо найдёт тебя, злодей,
Забвение придёт суровою расплатой.
Совсем исчезнешь ты из памяти людей,
И будет это небольшой утратой.
Пройдут года, придут другие люди
И восстановят храмы на века.
А с ними вечно наша Вера будет
И снова засияют золотые купола…

Вячеслав Заренков  

К написанию этой истории меня подтолкнула поездка в белорусский город Толочин с группой моих друзей и сотрудников. В течение последних двух лет мы в качестве благотворительной помощи восстанавливали в этом городке Свято-Покровский монастырь. Самым волнительным событием стала установка новых сияющих золотом куполов с красивейшими и величественными крестами.

Посетив монастырь, побеседовав с матушкой Анфисой и сёстрами, отведав монастырской трапезы, я предложил желающим из делегации посетить мою деревню, где я родился и вырос, побывать на кладбище, где похоронены мои родители и родственники, а для остальных был подготовлен экскурсионный автобус по знаковым историческим местам района. Все дружно решили ехать со мной, чему я был безмерно рад.

Приехав в деревню, я в первую очередь показал место, где стояла наша изба, а сейчас были видны только заросшие бурьяном остатки фундамента.

– А где же краник с водой, о котором вы писали в своём рассказе «Водопровод»? – спросил с улыбкой один из участников нашей группы – композитор Михаил. Он уже был со мной на этом месте в прошлый наш приезд и хорошо знал об этом кранике. 

– А вон, видите маленькую избушку-часовню рядом с дорогой? Мы её построили два года назад. Вот туда я и перенёс этот краник. Избушка-часовенка для всех всегда открыта. Любой уставший путник может зайти сюда, попить холодной чистейшей водички, отдохнуть в тени и продолжить путь.

Посидев в избушке, побеседовав и выпив воды из того самого краника, мы продолжили путь в сторону кладбища. Постояв у могилы родителей и родственников, возложив цветы и прочитав молитвы (с нами был священник Евгений), группа разбрелась по кладбищу, рассматривая надписи на крестах и памятниках.

– А что это за пирамидка с красной звездой вон над той неухоженной, заросшей могилой? – спросил с интересом писатель Николай. 

– О, это долгая и грустная история, – ответил я, задумавшись. Очень не хотелось мне будоражить память и говорить плохое об умерших.

– Нет уж, нет, – начали просить остальные, – расскажите, пожалуйста, нам интересно.

– Хорошо, давайте вернёмся в избушку-часовенку, там я вам всё и расскажу, – предложил я группе.

Мы вернулись в избушку, сели за стол, и я начал рассказ.

Родился я в небольшой белорусской деревеньке, что недалеко от города Орша и города Толочин, в большой трудолюбивой семье. Семья была дружной – все помогали друг другу. Отец и мать работали с утра до вечера, старшие дети ходили в школу, а нас – младших – воспитывала бабушка Аксинья. Бабушка, несмотря на советскую власть, была истинно верующим человеком. Она без молитвы никогда не садилась за стол.

С детства мне запомнились её рассказы о вере, о Боге, о Его Любви к людям. Были и рассказы о тех, кто отошёл от веры и перешёл в воинствующий атеизм с его варварским разрушением храмов и церквей.

Недалеко от нашего дома жила председатель сельсовета Марья с двумя сыновьями четырёх и шести лет. Мне она помнится женщиной, похожей на комиссара. Всегда была одета в чёрную прямого покроя юбку и комиссарскую кожаную куртку, подпоясанную широким солдатским ремнём с пряжкой и красной звездой. Её строгость по отношению к людям граничила с жестокостью и презрением. А церковь и священников она ненавидела.

Марья-комиссарша

Расправа над крестом

Муж, не выдержав её комиссарского, неженского характера, покинул Марью, когда детишкам было два-три года. И больше никогда в селе не показывался.

А мне запомнился и не просто запомнился, а врезался в память случай, когда по её приказу местную церковь в соседнем поселке превращали в картофелехранилище. Теперь-то я понимаю, что никакой необходимости в этом не было. Церковь выстояла под бомбёжками в войну, продержалась в оккупацию. Во все времена туда шли люди поклониться Богу, покаяться и попросить помощи.

Построить новое картофелехранилище не составляло никакого труда. Но тупая, наполненная злобой ненависть к религии толкала Марью к разорению церкви. И вот на глазах у собравшихся людей она сама забирается на крышу, цепляет железный трос за золочёный, сияющий красотой крест и даёт команду трактористу тянуть трос. Руки у тракториста дрожат от волнения, душа не принимает такую команду, противится, и он весь в холодном поту выскакивает из кабины, восклицая:

– Не могу я это сделать, хоть убейте, не могу… Бог накажет нас всех за такое злодеяние…

Народ, склонив головы, молчит: кто-то стыдливо отворачивается, кто-то несмело пытается сказать: 

– Марья, не надо это делать…

Старый священник, печально глядевший на происходящее, пытался образумить людей и Марью: 

– Люди, не делайте этого, Бог вас накажет. Марья, ты же человек, образумься…

Но Марья, спускаясь с крыши церкви, кричит громко: 

– Трусы вы все, не понимаете политики нашей партии…

И, обращаясь к священнику: 

– А ты, рассадник религии, помолчи лучше, покуда мы тебя в тюрьму не посадили…

Затем, расталкивая людей, Марья садится за штурвал трактора, резко нажимает на рычаги, трос натягивается, и крест падает на землю… Старый священник молча крестится и тихо произносит: 

– Марья, ты творишь страшное зло на земле и потому, помянёшь моё слово, долго не проживёшь на этом свете и скоро умрёшь в муках, но самое страшное, что и род твой кончится в муках…

Слова его не звучали проклятием, они звучали как пророчество.

Уже тогда мне, малому подростку, всё это казалось противоестественным. Зачем разрушать красоту, зачем рушить веру в Бога, в доброту, в любовь? Дома, со слезами на глазах, я рассказал об увиденном бабушке. Она молча выслушала и произнесла: 

– В своей жизни, внучок, тебе ещё много придётся увидеть несправедливости – времена сейчас трудные, люди потеряли веру в Бога. Но пройдёт время и всё образуется. А ты, внучок, ещё много церквей восстановишь и много крестов установишь. И даст Бог, ещё и новые храмы построишь. Только не теряй веру в Бога. 

Никто не придёт на могилу Марьи

Прошли годы, и, вспоминая прожитое, я убеждаюсь, что всё в жизни закономерно, и пророчества верующих людей – и старого священника, и моей любимой бабушки – сбываются.

Примерно через год Марья тяжело заболела, у неё обнаружили рак. Она сильно мучилась и через какое-то время умерла. Детей забрали в детский дом. И долго никто не знал, что с ними. И уже через тридцать лет, в очередной мой приезд в деревню, я узнал, что старший попал в тюрьму и там умер, а младший умер от пьянства. Очень жаль их… Ведь ни в чём они не были виноваты, но им пришлось расплачиваться за дела своей матери…
Мне же в своей жизни, как и предсказывала бабушка, довелось восстанавливать много храмов, монастырей и церквей и устанавливать красивейшие купола с золочёными крестами.

И строить новые храмы, церкви и часовни.

Бог даст, и ещё удастся построить…

Рисунки Виктора Тихомирова 

Источник