Вячеслав Заренков: «Храмы строят верующие люди»

Шестого июня в 9 часов состоится великое освящение первого в городе храма Святой Блаженной Ксении Петербургской на Лахтинской улице, 17. О его строительстве рассказывает президент фонда «Созидающий мир», заслуженный строитель России, меценат Вячеслав Заренков. 

– Вячеслав Адамович, вы не устаете удивлять. Сначала вас узнали как строителя и бизнесмена. Чуть позже – как писателя и художника. Затем – как мецената и благотворителя. Скажите, как связаны бизнес и творчество? И зачем вам это нужно? 

– Всем известно, что основная моя профессия вот уже более 50 лет – строитель. Профессионалы понимают, какая это почетная и в то же время ответственная миссия – строить жилые дома, фабрики, заводы, стадионы, театры, застраивать микрорайоны, возводить поселки и города. Можно строить по-разному, и у нас уже много примеров типовых застроек, включая хрущевки. А можно создавать комфортную жилую и деловую среду с красивейшими домами, архитектурными и дизайнерскими формами, великолепным ландшафтом и местами отдыха. Чтобы создавать такую среду, руководитель должен тонко чувствовать элементы прекрасного, отлично понимать архитектурные приемы и сочетание цветов. В душе быть художником и скульптором. Таким образом, творчество дополняет профессиональные навыки строителя и предпринимателя и делает бизнес творческим процессом. То есть одно другому не противоречит, а дополняет. 

Иногда бывает, что истинную красоту не создать в рамках бизнеса, а душа, как говорится, требует. Тогда наступает момент меценатства. 

Ты за свои деньги, не получая от этого никакой коммерческой выгоды, начинаешь создавать прекрасное: строишь храмы, театры, школы, пишешь и издаешь книги, создаешь фильмы, организовываешь постановку балетов, вывозишь в турне художников, изучаешь подводный мир и многое другое. Тебе это интересно, и уже не имеет значения, сколько средств и усилий на это потрачено. Ты получаешь от этого радость. И не только ты, но и люди, которые рядом с тобой. Вот в этом и состоит смысл меценатства. 

– Еще одно направление вашей деятельности – восстановление и строительство храмов, которые невозможно возводить без веры. Каков был ваш путь к Богу? И правда ли, что такую судьбу еще в ранней юности вам предсказала деревенская бабушка? 

– Да, это действительно так. В детстве мне пришлось видеть, как разрушали церкви, а храмы использовали под овощебазы, как искоренялась вера в Бога. И моя бабушка говорила мне: «Не переживай, внучок, все это временно. Придут другие времена, другие люди, и начнут восстанавливать церкви и храмы, строить новые. И дай бог, и тебе посчастливится восстанавливать порушенные и строить новые!» Я запомнил это на всю жизнь и теперь благодарю Бога, что он мне дает такую возможность. 

Может ли неверующий человек строить храмы? Теоретически может, но практически – вряд ли у него получится. Ведь по завершении строительства в храме поселяется Божия благодать. Она нужна верующему человеку, неверующий не может ее получить. Как же он будет строить без Божией помощи и какой смысл для него в храме? Это будет для него рабский труд, не приносящий радости. Да и зачем неверующим храмы? 

– На вашем счету уже несколько храмов. Расскажите о самых знаковых. 

– Для меня все знаковые, при этом размер храма не имеет значения. К примеру, часовня в селе Воложба недалеко от Тихвина или деревянная церковь в честь великомучеников царской семьи в Сербии не менее ценны, чем величественные храмы, построенные в Петербурге и на Кипре. 

Тем не менее выделю уникальные: это храм и храмовый комплекс в честь апостола Андрея и Всех святых на земле Русской просиявших – на Кипре. Храм Воздвижения Креста Господня, храм Ксении Блаженной, храм Рождества Христова, храм Георгия Победоносца – в Петербурге. 

– Храм, как и сама Ксения Блаженная, имеет непростую судьбу. Как шло его строительство? 

– Особых сложностей не было. Конечно же, архитекторы на начальной стадии проектирования не могли предусмотреть все нюансы. Поэтому в процессе работы пришлось многое дорабатывать и кое-что менять. Но это нормальный процесс при строительстве. 

– В чем особенность этой церкви? 

– Я уже отвечал на этот вопрос многим СМИ, поэтому могу повториться. Во-первых, храм двухъярусный. Во-вторых, уникальна роспись, выполненная мастерской художника Александра Простева. В-третьих, храм оборудован современными лифтами, позволяющими легко подниматься пожилым и инвалидам. Подходы ко всем местам сделаны с возможностью подъезда инвалидных колясок, у входов удобные пандусы. 

– Каковы ваши дальнейшие планы? 

– Вы знаете, планов очень много. Скажу только, что мы активно продвигаем создание цикла документальных фильмов «Забытые великие». Надеюсь, петербуржцы уже в этом году увидят балеты «Орр и Ора» и «Три маски короля». Будут выставки, презентации книг, публикации и многое другое. 

СПРАВКА: 
Храм Ксении Петербургской построен на улице, которая носила имя ее мужа, полковника Андрея Петрова, и где стоял их дом. Сюжеты росписи отражают основные события ее жизни. Это единственный в мире храм с новаторскими фресками, написанными художником Александром Простевым по церковным канонам.