День памяти святого священномученика Григория Сербаринова (+ Видео)


8 января община воссоздающейся церкви Рождества Христова на Песках молитвенно встретила престольный праздник храма. Также на этот день приходится память святого священномученика Григория Сербаринова, последнего настоятеля Христорождественской церкви до её разрушения. 

Григорий Александрович Сербаринов родился 25 января 1880 г. в селе Нижне-Плуталово Зарайского уезда Рязанской губернии. Григорий Александрович происходил из дворянской семьи, отец его был разорившимся помещиком.

Молодой человек начал свою учёбу в городе Рязань, где в 1901 году окончил духовную семинарию. Затем он поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию, где учился до 1905 года и закончил её со степенью кандидата богословия. Вскоре Григорий женился на Антонине Шишовой, дочери священника Иоанна Дмитриевича Шишова. Отец невесты был известным петербургским пастырем и более тридцать лет служил священником в Петропавловской больнице. После окончания духовной семинарии Григорий Александрович преподавал в духовном училище г. Вятки. В 1909 году он стал священником в приходе своего тестя, в домовой церкви Петропавловской больнице в Петербурге, где продолжал служение до 1911 г.

В начале 20 века у Англиканской церкви был большой интерес к православному вероучению, и были надежды на воссоединение церквей. Благодаря своей эрудиции о. Григорий был назначен патриархом Тихоном в комиссию «Общества во имя Святой Троицы по сближению Русской Православной Церкви с Англиканской церковью». В ходе работы комиссия пришла к выводу, что сближение между двумя церквами невозможно, без существенного изменения вероучения Англиканской церкви. В 1910 г. о работе комиссии о. Григорий, как секретарь петербургского отделения Григорий Сербаринов опубликовал отчет.

С 1912 г. о. Григорий начинает служение в церкви во имя иконы Божьей Матери «Всех скорбящих Радость», находящейся по адресу ул. Шпалерная, д. 35. В доме №3 по Вознесенскому проспекту в церковном (старинном доме причта) доме находилась тогда и квартира священника. Здесь жила семья родились его дети – две дочери и сын. Это было время напряженной научной деятельности молодого священника. В декабре 1914 г. он подал прошение разрешить ему для предполагаемой магистерской диссертации представить ранее избранную им тему «Епархиальные съезды духовенства за 40 лет их существования (1867-1907)». Но, к сожалению, защите диссертации не суждено было случиться – началась I мировая война. Во время тяжелых для родины лет отец Григорий не оставлял пастырского служения. Он проводил беседы в полицейских домах Петрограда (Санкт-Петербург был переименован в Петроград с началом войны), проповедовал Казанском соборе.

После октябрьской революции начались гонения на Православную церковь и священнослужителей. Не обошла эта участь и отца Григория Сербаринова. В общей сложности он был арестован четыре раза.

Впервые Григорий Сербаринов был арестован в 1918 г. Батюшка стал узником камеры № 22 Трубецкого бастиона Петропавловской крепости, где провёл около 4 месяцев. После своего освобождения он стал настоятелем Церкви всех Скорбящих радость на Шпалерной улице, где до этого служил. Настоятелем он пробыл с 1918 по 1920 г.  В сложные годы гражданской войны в церкви производились денежные сборы в помощь арестованным и на содержание Богословского института.

Новая волна арестов началась с 13 августа 1922 года, когда был расстрелян сщмч. Митрополит Вениамин. 5 сентября 1922 годы Петроградским Губотделом ГПУ были арестованы 22 человека, среди них был и о. Григорий. Официальное постановление о предъявлении обвинения гласило: «за то, что они организовали нелегальные сборища, распространяли ложные слухи, создавая в народе настроения против обновленческого движения». Прежде всего, в ГПУ интересовали связи духовенства с теми, кто проходил по недавнему делу митрополита Вениамина, а также где и как собирались деньги для осужденных и пострадавших семей при изъятии церковных ценностей. Вместе с о. Григорием были арестованы многие известные православные священники и верующие прихожане, в основном дворянского происхождения, которые открыто, выступали против обновленческого движения в церкви. Многочисленные аресты были связаны с работой, созданной в то время православным духовенством Петроградской автокефалии для борьбы с обновленцами. Протоирей Григорий принимал активное участие в жизни епархии. Согласно проколу допроса, он сообщил следователю, что два раза присутствовала на собраниях и «оба раза вырабатывался на этих собраниях устав религиозного объединения Петроградской православной кафолической церкви…». Это подтверждается и справкой, хранящийся в 1 спецотделе МВД СССР: Сербаринов «после постановления «живой церкви» о его высылке в Пензенскую губернию, подписал устав-декларацию Петроградской православной кафолической церкви, а чем и сообщил на следствии. Твердая позиция о. Григория в отношении обновленчества не вызывает сомнения — абсолютное неприятие и практическое размежевание. После ареста, о. Григория выслали из Петербурга на 3 года, сначала в Оренбург, затем в Уральск, оттуда в посёлок Джамбет. Там, он окончил курсы медицинского работника, и стал работать фельдшером в местной больнице.

О. Григорий в ноябре 1924 г. был возвращен из ссылки досрочно по ходатайству Патриарха Тихона. В это время многие храмы в Петрограде захватили обновленцы, и поскольку храм иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» тоже стал обновленческим, о. Григорий оказался за штатом. Вскоре его пригласили в Сергиевский всей Артиллерии собор (ныне не сохранившейся), где он прослужил до 1930 года. Протоиерей Григорий владел 8 языками и отдавал свои богатейшие знания молодым. С 1928 года совмещал служение в соборе с преподаванием истории западной церкви на Высших Богословских курсах. 

В 1930 году сщмч. митрополит Ленинградский и Гдовский Серафим (Чичагов) назначил его на место настоятеля Сестрорецкого Петропавловского собора. В 1931 году Петропавловский собор закрыли, и о. Григорий стал настоятелем местной кладбищенской церкви свт. Николая Чудотворца, но служил там не долго, поскольку в этом же году был назначен настоятелем Рождественской церкви на Песках, где священствовал до 1933 года. В этом же году, он встретился с бывшим сенатором Дмитрием Флоровичем, с которым беседовал о современном положении англиканской церкви и жизни епископа Евлогия (Георгиевского), находившегося за границей. 

3 января 1934 года Сестрорецким погранотрядом в церковном доме был проведен обыск, протоиерей Григорий Сербаринов был арестован. У него были конфискованы 17 книг, рукописи и переписка. Вновь священнослужитель оказался в тюремной камере, теперь на Шпалерной улице, д. 25. Он проходил по сфабрикованному властями делу «евлогиевцев».

На допросе о. Григорий заявил: «Свою контрреволюционную деятельность в контрреволюционной организации по сближению Православной Церкви с англиканской отрицаю». Виновным себя он не признал. Но, несмотря на это, был осужден на 5 лет исправительно-трудовых лагерей. О. Григорий с другими заключенными этапом был отправлен на Колыму, в бухту Нагаево. В одном эшелоне с о. Григорием оказался и Петроградский протоиерей Василий Венустов. Они подружились и впоследствии находились вместе в заключении, где работали на строительстве дороги. Тяжелый физический труд подрывал силы людей. Здесь о. Григорию пригодились полученные ранее навыки медицинского работника: его перевели работать фельдшером в лагерный медпункт.

После ареста о. Григория, его жена, Антонина Ивановна, получила предписание выехать в Казахстан, в г. Джамбул. Матушка продала все свои вещи, чтобы добраться до места назначения. Ее жизнь в изгнании трудно поддается описанию: неделю вместе с дочерью она жила на камнях, у реки, под открытым небом, пока кто-то из местных жителей не пустил их под свой кров. Никому не нужные, больные, брошенные всеми, «лишенки» из Ленинграда, были обречены на мучительную голодную смерть только потому, что одна из них была женой священника, а другая — его дочерью.

В 1937 году протоиерея Григория освободили, но жить в больших городах, конечно, не разрешили, и батюшка уехал в Казань.

В конце декабря 1937 года его снова арестовали. Это был арест по I категории, что предполагало расстрел. Но все-таки один формальный допрос состоялся. Виновным в контрреволюционной деятельности о. Григорий себя не признал. Он обвинялся в том, что «возвратившись из заключения, восстановил связь с духовенством, продолжал антисоветскую агитацию, используя религиозные предрассудки». Семейное предание говорит о том, что батюшке предлагали сохранить жизнь в обмен на снятие сана, но он остался тверд. Предание, скорее всего, соответствует истине, так как в обвинительном заключении особо подчеркивалось, что он «добивался через Казанского и Петергофского митрополитов места священника. Своих контрреволюционных взглядов не пересмотрел, заявив об этом на следствии». Это значило не просто верность своему пастырскому долгу, но предпочтение благодатного дара священства — земной жизни. Постановлением Тройки при НКВД Т АССР от 30 декабря 1937 священник был приговорен к высшей мере наказания. Больше на допрос его не вызывали. Приближалось Рождество Христово. В Рождественские праздники, 8 января 1938 года в 21 час 45 мин. протоиерей Григорий был расстрелян.

Постановлением Священного Синода от 30 июля 2003 года протоиерей Григорий Сербаринов (1881 — 8 января 1938) включен в Собор новомучеников и исповедников Российских XX века, а в мемориальной квартире священника открыт музей. 

Источник