Церковное зодчество в поиске новых тем. Часть 1


Каждый новый храм – это очаг духовной культуры, архитектурный объект, призванный гармонизировать городскую среду, и практическая школа возрождения творческих приемов русского церковного зодчества.

В октябре 1917 года в Петрограде насчитывалось около 600 храмов разных конфессий. В советское время 400 из них, включая домовые церкви, были полностью или частично разрушены. Это обеднило духовную сущность города, привело к искажению его архитектурного облика. Но уже четверть века в Петербурге идет процесс воссоздания утраченных храмов и строительства новых

Главный организатор

Церковь Смоленской иконы Божией Матери в Пулково
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Еще в незапамятные времена градостроители всех стран не сговариваясь наделили здания храмов функциями архитектурных доминант. По сей день им принадлежит роль организаторов городской застройки. «Приезжая в любой европейский город, первое, что вы видите, – храм и площадь перед ним, – делится наблюдениями архитектор, руководитель архитектурного бюро «Литейная часть-91», член Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Петербурга Рафаэль Даянов– В Кельне это Кельнский собор, в Барселоне – Саграда Фамилия и т. д.»

 

 

Это типично и для нашей страны, подчеркивает архитектор. В России церкви были центрами деревень, городов, районов. «Когда снесли храмы, мы просто взяли и угробили мини-центры нашего города», – говорит он.

Церковь Рождества Христова на Песках, Спас-на-Сенной, Благовещенская церковь на площади Труда, Матвеевская в Матвеевском сквере на Петроградской и другие были мощными градостроительными и духовными центрами, объединявшими жизнь районов.

Вертикали увенчанных шпилями и куполами соборов и церквей вносили свой вклад в создание неповторимого силуэта города. За годы советской власти небесная линия Петербурга потеряла множество своих исторических опорных точек.

Конечно, все снесенные после революции храмы возвести заново невозможно. Многие городские площади, над которыми раньше сияли кресты, застроены. Например, место, где стояла Знаменская церковь, занято наземным вестибюлем станции метро «Площадь Восстания». На Сенной, где находился храм Успения Пресвятой Богородицы, теперь два наземных вестибюля подземки. «Спас-на-Сенной снесли при мне, в 1961 году, – говорит Рафаэль Даянов. – Вместо нее должны были построить гостиницу «Прага» высотой в 72 м, но не построили. Получается, теперь нет ни доминанты, ни площади, и мы имеем вместо нее некое транспортно-торговое образование».

Фундамент под охраной

По мнению архитектора, там, где это еще возможно, храмы, из-за отсутствия которых в небесной линии Петербурга образовались провалы, нужно восстановить.

Малый храм на улице Анисимова в Колпино (Чтобы увеличить, кликните на фото)

Возможно, в будущем это действительно произойдет. Не так давно целый ряд обнаруженных в городе фундаментов снесенных церквей получил статус объектов культурного наследия. В их числе церковь «Всех Скорбящих Радость» на проспекте Обуховской Обороны, Мироньевская церковь на Обводном канале, Благовещенская церковь на площади Труда.

Над каждым сохраненным историческим фундаментом в будущем может вновь вырасти храм. Для этого необходимо не только желание архитекторов и строителей работать над такими проектами, но и воля горожан, и готовность чиновников идти навстречу, и немалые деньги.

Государство выделяет средства только на реставрацию памятников. Благодаря федеральному финансированию (и пожертвованиям), например, был поднят из руин и восстановлен Никольский Морской собор в Кронштадте.

Чтобы построить новую церковь, община должна сама изыскать средства. Например, найти дарителей, которые будут готовы на свои деньги возвести все здание или какую-то его часть. «За 25 лет в Петербурге воссоздан только один из всех снесенных в советские годы соборов, Екатерининский в Царском Селе. Он отстроен заново по проекту архитектора Андрея Михалычева. Этот храм всегда был мощной доминантой центра города. Сейчас, когда вы туда заходите, это пространство вас подхватывает. Все-таки это место намоленное. Ленин там так и не устоял», – отмечает Рафаэль Даянов.

Источник